Про карпфишинг еще никто не слышал, а карпов уже ловили на пруты

Ловля на корку

С некоторых пор в лексиконе наших отечественных рыболовов появилось новое модное слово карпфишинг (Carp Fishing), определяющее спортивную ловлю карпа с целью, в случае поимки, отпустить рыбу.
 Нет, это, конечно, спортивно и благородно. Но мои знакомые, увлеченные ловлей карпа, предпочитают благородным жестам, присущим закормленным, замученным разными свободами европейцам и американцам, пойманного карпа в воду обратно не отпускать, а увезти домой и бессовестно зажарить на сковороде , либо в духовом шкафу запечь. Потому что собственноручно пойманная рыба всегда намного вкуснее магазинной.

 Мне кажется, что весь этот карпфишинг очень напоминает рекламное мероприятие. Под это увлечение рыболовам впаривают огромное количество дорогостоящих снастей и разного рода приманок - прикормок. Чтобы они соревновались в способах их мастерского применения. И люди тратятся, оборудуя целые площадки для комфортной рыбалки. Тут зоркий глаз и хороший слух не нужны, потому что есть электронные сигнализаторы поклевок, которые не дадут вам уснуть и чуткие квивертипы с умело пристроенными светодиодами.

 Сидит такой рыбачок в роскошном складном кресле, закинув ногу за ногу, потягивает из бутылки холодное пивко и, на западный манер, лениво обозревает блестящие снасти сквозь темные противосолнечные очки. Вот, запищало что-то, подсекать пора. А может и сама засечется рыба, груз то тяжелый, крючки овнеровские острющие. Сейчас пивко допьет и дернет.

 Приметы времени. А когда-то мужички карпов ездили ловить, чтобы конкретно обеспечить семью свежей рыбой. В советское время в магазинах живую рыбы выбрасывали редко. Ею регулярно разве что в Москве торговали. А в провинции, именно там, где, в основном, карпы и водятся, про живую рыбу в торговой сети никто не помышлял. Роскошь это была буржуйская.

 Хочешь свежего карпа скушать - поезжай за город на пруд и лови. Какие проблемы? Пруды тогда были общие. Малька карпа колхозы, для потреба местного населения, время от времени в такие водоемы запускали и денег за рыбалку не брали. Платными или закрытыми были только специальные рыбопитомники.

 Карп рыба по большей части ночная, потому ехали на рыбалку с ночевками. Разжигали на берегах костры, палатки ставили. Личных машин было мало, но рейсовые автобусы ходили четко. Местами не ближний путь от остановки районного автобуса до заветного пруда проделывали навьюченными, как корабли пустыни - верблюды. Лодки, палатки, снасти, еда... А в обратную сторону - с рюкзаками набитыми рыбой. Те, кому повезло, конечно.

 Днем охотились на окуня, сорожку. Где-то с утра линек клевал, щуку искали стегая поверхность пруда спиннингами. А карпа, в основном, ночью ловили. Из спиннингов закидухи сооружали по типу сегодняшних фидеров, прицепив колокольчики. А кто-то, не мудрствуя лукаво, продуктивно ловил карпа старым дедовским способом - на прут. Снасть простая и не требующая почти никаких финансовых вложений.

 Дело в том, что ночами карп, как известно, в поисках корма подходит близко к берегу. Этим и пользовались рыбаки. Втыкали в берег крепкий прут, оснащенный отрезком лески диаметром 0,5 мм и длиной метров 5 - 7. Крючки ставили крупные, крепкие не меньше №10. Насадки и наживки использовали самые разные. Их выбор зависел от погоды, особенностей водоема и пристрастия живущих в нем толстопузых красавцев. Где-то карп лучше брал на жмых с зажатым в него крючком. Где-то ловили на мелкий картофель сваренный в кожуре, на пучок навозных червей, на крутую манную кашу с подсолнечным маслом. Очень популярна была ловля карпа на хлебную корку. В этом случае грузило ставили в 10 - 15 см от крючка, на таком расстоянии от дна и плавала потом всплывшая корочка.

 Заостренные с толстого конца пруты, оснащенные леской и крючками, глубоко и прочно крепили в береговой кромке. У каждого их могло быть пять, десять и даже пятнадцать. Хотя и в то время ловля более чем на 10 крючков, скажем мягко, не поощрялась. Но ловили многие.

 Заряжали снасть насадкой-наживкой и забрасывали под самый берег, а 2-3 метра лески оставались на берегу. Это было необходимо, чтобы схватившая насадку рыба успела ее проглотить, медленно двигаясь по своему маршруту. Потом запас лески кончался и она сама засекалась, начинала рваться в глубину. Прочный гибкий прут пружинил и гасил рывки.

 Ставили эти пруты с вечера. Место ловли прикармливали кашами или распаренным жмыхом, шротом. Некоторые рыболовы крепили на пруты колокольчики. А кто-то проверял снасти, обходя их с фонариком. Или только утром осматривал, коротая короткую летнюю ночь с друзьями за бутылкой красного вина типа "Портвейн 777". И ловили, вы знаете, неплохо. Выводить крупных карпов, несмотря на то что они выматывались в борьбе с прутом, удобнее было вдвоем. Один осторожно вытягивал рыбу за леску, а второй заходил поглубже в воду в "болотниках" и орудовал подсаком.

 Дым костра, пропитав первобытным духом одежды рыболовов, делал их причастными в великому союзу могучих и вечных стихий: воды, огня, земли и воздуха, осененных таинством рождения нового дня. Рассветное солнце серебрило росные травы, а свежий ветер играл береговым ивняком и бодрил приуставших малость после бессонной ночи добытчиков, как сейчас принято говорить, водных ресурсов.

 А про иноземный карпфишинг никто и не думал. Потому, что если поймал - значит мое. Тем более, что рыба вкусная.